November 14th, 2008

croco

Судьба офицера.

Должен признаться - посмотр мелодрамы "АдмиралЪ" имел для меня смысл. Какой именно?

Я задумался - а вообще как сложилась судьба офицеров царского флота после революции? Ведь многие из них перешли на службу к красным и верно служили им всю войну.

И тут я вспомнил один запомнившийся в детстве эпизод.

У меня дома лежит подарок деда, капитана I ранга РККФ. Книга издания 1953 года, называется "Рассказы о боевых кораблях". В ней приводился один эпизод Первой Мировой на Черном море, который я запомнил с детства.

Что бы не получилось "испорченного телефона", просто процитирую его дословно.

26 марта с кораблей русского флота было спущено на воду несколько гидросамолетов; они вылетели на разведку над турецкой территорией. Вскоре вернулись все машины, кроме одной. Решили, что невернувшийся самолет сбит противником. Поэтому корабли ушли в Севастополь.

Прошло шесть дней. С борта русского миноносца, крейсировавшего у крымского побережья, заметили небольшую шхуну, шедшую курсом на Севастополь. Велика была радость наших моряков, когда выяснилось, что коанда шхуны состоит из членов экипажа русского гидросамолета, считавшегося погибшим.

Оказалось, что гидросамолет (командиром его был летчик лейтенант Михаил Сергеев, а наблюдателе - унтер-офицер Феликс Тур) действительно был обстрелян турками, пули пробили бак с горючим, почти весь бензин вытек, и пришлось садиться на воду под берегом настолько далеко от русских кораблей, что их сигнальщики не заметили этого.

Вскоре турки обнаружили гидросамолет и поняли, что машина лишена подвижности, что это верная, легкая добыча. Чтобы захватить русский гидросамолет, турецкое командование послало военную шхуну. И тогда случилось невероятное.

Сергеев и Тур, русские воины, свято хранили в сердцах боевой завет поколений русских моряков - лучше гибель, чем позорная сдача врагу. В отчаянно, казалось, положении, они думали не о сдаче, не о поражении, а о победе, о том, чтобы не уронить воинской славы родного флота, чтобы сохранить для Родины доверенное им оружие. Они отлично знали технику своего оружия и поэтоу нашли путь к победе.

Горючего не хватило для продолжеия полета, но остатков его было достаточно, чтобы дать гидросамолету ход по воде. Турки на шхуне, не ожидавшие сколько-нибудь серезного сопротивления, не поверили своим глазам, когда увидели, что русский гидросамолет пришел в движение, завертелся его винт; крылатая лодка, набирая скорость двинулась им навстречу, в стремительную лобовую атаку. Еще несколько минут, и уже на короткой дистанции заговорил ее пулемет. Меткие пулеметные очереди навели панику на не ждавшую такой встречи команду шхуны. Турки стали уходить. Но Сергееву и Туру этого было мало. Они стали нагонять вражеский корабль, продолжая осыпать его пулями. Турки не выдержали, спустили шлюпку и удрали к берегу, оставив шхуну русским летчикам. Сергеев и Тур сняли с гидросамолета все ценные части, приборы, оружие, и затем уничтожили свою машину.

Славные моряки-летчики на время превратились в матросов, подняли паруса на своем трофейном корабле и успешно довели его до родных берегов.



Несколько дней назад я перечитал этот эпизод еще раз и задал вопрос: "А как сложилась судьба героического экипажа ?" За кого они воевали в гражданскую войну? Что случилось с ними после войны?

Сразу скажу - о судьбе унтер-офицера Феликса Тура мне так и не удалось найти информацию. Если кто поможет - буду признателен.

А вот о летчике - мичмане Михаиле Сергееве информация есть. И она оказалась настолько интересной, что я решил написать о судьбе этого человека.


Родиной семьи Сергеевых является Вятская земля.

Родоначальник генеалогического древа семьи Сергеевых Михаил Сергиев при царе Алексее Михайловиче был послушником в Троице - Сергиевой Лавре. Потом вернулся в мир, женился, нарожал детей. По традиции, девять мужчин рода посвятили себя Церкви. Кто священником становился, кто дьяконом. Типичным сельским батюшкой был Михаил Григорьевич, настоятель храма в селе Сретенском. Приехал туда молодым священником, всю жизнь трудился на глазах у односельчан, был человеком степенным, домовитым. Все службы, псалмы, тропари знал наизусть. Создал хороший детский хор. Ну и у самого священника были дети. Но вряд ли он мог предполагать в 1891 году, что его только что родившийся сын Михаил выберет карьеру морского офицера и через 22 года закончит Морской кадетский корпус в Санкт - Петербурге, получив квалификацию корабельного артиллериста.




Мичман Михаил Сергеев. 1913 год. Снимок сделан в Вятке.

Collapse )