May 15th, 2010

croco

Что имеем - то не ценим..

Какие интересные гримасы порой любит строить матушка-история тем, кто по наивности или невежеству не извлекает из нее уроков..

Первыми из рабочих, начавих волну забастовок, потрясших в 1989-90 годах Советский Союз, были шахтеры из Кузбасса. Еще в 1988 году здесь произошло 15 забастовок. Но это было только начало.

В июне 1989 года шахтеры Междуреченска передали большое письмо с перечнем своих требований в Верховный Совет СССР. 10 июля 1989 года около 300 шахтеров Междуреченска отказались спускаться в шахту и предъявили администрации около 20 требований. Главные из них были связаны с оплатой труда в вечернее и ночное время, с установлением единого выходного дня, обеспечением шахт и шахтеров моющими средствами и питанием во время работы под землей. Все эти вопросы могли быть решены почти немедленно на уровне городских властей и руководства отрасли. Но местный профсоюз угольщиков оказался не на стороне шахтеров, а на стороне властей. Это и вызвало взрыв возмущения в Междуреченске и во всем Кузбассе.

Уже через два дня забастовка охватила все шахты Кемеровской области. Министр угольной промышленности Михаил Щадов дал телеграмму на шахты Кузбасса, обещая немедленно удовлетворить требования шахтеров. На сессии Верховного Совета СССР выступил и Михаил Горбачев. Он назвал требования шахтеров Кузбасса справедливыми и заявил, что ЦК КПСС и правительство страны могут дать твердые гарантии удовлетворения требований шахтеров Кузбасса. Однако, именно это выступление Михаила Сергеевича и вызвало взрыв недовольства и волну новых шахтерских забастовок, но уже по всей стране.

Интересно, правда?

А хотите знать какие именно требования предъявляли в то время шахтеры?

Вот список из уже 43 требований, который был передан в Верховный Совет СССР профсоюзом шахтеров Воркуты.

Collapse )
croco

О рабочих и хозяйчиках.

И еще кое-что вдогонку к посту, посвященному требованиям шахтеров в 1989-90 годах.

Мне почему-то вспомнился отрывок из одного из романов Стругацких, который был написан тогда, когда они еще были писателями, а не "вдовой писателя".


- Ну, хорошо, - сказал Юрковский. - Сержант, помогите этим типам
разоружиться. Вернемся к нашему разговору. Здесь нас прервали, - сказал
он, обращаясь к Джошуа. - Вы, кажется, говорили, чтобы я не вмешивался в
ваши дела, так?

- Так, - сказал Джошуа. - Мы свободные люди и сами пошли сюда, чтобы
заработать. И нечего нам мешать. Мы вам не мешаем, и вы нам не мешайте.

- Вопрос о том, кто кому мешает, мы пока оставим, - сказал Юрковский.

- А сейчас я хочу вам кое-что рассказать. - Он достал из кармана и бросил
на стол несколько ослепительно сверкающих разноцветных камешков. - Вот так
называемый космический жемчуг, - сказал он. - Вы все его хорошо знаете.
Это обыкновенные драгоценные и полудрагоценные камни, которые здесь, на
Бамберге, в течение очень долгого времени подвергались воздействию
космического излучения и низких температур. Никаких особенных достоинств,
если не считать очень красивого блеска, за ними не числится. Богатые
дамочки платят за них бешеные деньги, и на этой махровой глупости выросла
ваша компания. Пользуясь спросом на эти камни, компания получает большие
деньги.

Collapse )