?

Log in

No account? Create an account

Каждому - свое

Имперский бронепоезд на запасном пути

Previous Entry Share Next Entry
Поучительная история одной финансовой махинации или 300 лет первой казни руководителя Центрбанка
croco
grey_croco
А между тем, на днях исполнился один славный юбилей, о котором явно стоит рассказать подробней. Ибо он, ко всему прочему, помимо того, что крайне поучителен, еще и является прецедентом..

Знаете, кто этот мощный старик деятель?



Георг Генрих фон Гёрц, барон фон Шлитц. Шведский государственный деятель немецкого происхождения, годы жизни 1668-1719. Чем прославился?

Тем, что он стал первым руководителем аналога современного Центрального банка страны, которого за его художества в сфере финансов укоротили на голову.



Родился Георг Генрих фон Гёрц в 1668 году в семье голштинского дворянина, получил хорошее образование в Йенском университете и в возрасте 30 лет поступил на службу к голштинскому герцогу. Обладая талантами, вскоре выдвинулся в члены правительства, имел влияние на правящий дом. Однако ему пришлось покинуть Голштинию, ибо влиятельный вельможа, отягощавший подданных налогами, нажил немало врагов, недовольных его властью.

Барон встречается с другим талантливым, но неудачливым деятелем – шведским королём Карлом XII (1697-1718). Он очаровывает шведского государя, получает от него большие полномочия и становится экономическим и политическим советником.



Швеция в XVII веке переживала эпоху расцвета и Карлу XII в наследство досталась первостатейная мировая держава. Первоначально все шло хорошо, держава расширяла свое влияние, но карты смешал царь варваров-московитов Пётр I. Началась череда печальных поражений от русских, Карл XII бежит в Османскую империю, затем возвращается в Швецию. Но шведские бюргеры и дворяне уже не хотят оплачивать деньгами и кровью амбиции своего ещё недавно боготворимого короля. Никто не спешит лезть в кубышки, а казна опустошена.

Что делать? Король ищет деньги. И тут на сцену выходит барон фон Гёрц. Он предлагает заставить платить всех. Решение довольно простое – барон просит выпустить медные далеры взамен серебряных.

В начале XVII столетия в Швеции обнаружили богатейшие залежи меди. Об их размерах свидетельствует то, что страна стала основным мировым экспортёром данного металла. Первые медные монеты отчеканили в 1624 году. Их номинальная стоимость должна была соответствовать цене металла. Государство стало единственным в Европе, чья денежная система была основана на медно-серебряном биметаллизме. Проблема, вызвавшая усложнение торговых взаимоотношений, заключалась в непостоянном соотношении цены серебра и меди. В 1633 году государство официально понизило курс меди к серебру вдвое. Таким образом медная монета номиналом в 1 эре стала соответствовать ½ серебряных эре. В 1643 году курс был снижен ещё на 20 %, а в 1665 году ещё на 1⁄6. В результате сформировались две параллельные системы денежного обращения — серебряная и медная. Соотношение серебряного далера и медного после 1665 года составляло 1 к 3.



Гёрц в 1715 году выпускает медную монету весом в 4-8 грамм, диаметром менее 2,5 см и толщиной в 1-2 мм. Её стоимость ничтожна, а оформление довольно просто, что соблазняет фальшивомонетчиков. Только на далере 1715 г. помещена королевская корона, на остальных монетах изображены античные боги, персонификации и лозунги.



По своей сути они являлись фиатными деньгами, чья номинальная стоимость превышала внутреннюю (цену металла из которого они были изготовлены) почти в 100 раз. Общее количество данных денежных знаков с 1715 по 1719 годы различные источники оценивают в 20—40 млн экземпляров. Предполагалось, что государство со временем её выкупит, как только «далер нужды» облегчит бремя военных расходов.

Но такой бесконтрольный выпуск вызвал ряд негативных экономических процессов, приведших к расстройству финансовой системы государства. При законодательно зафиксированной стоимости монеты в один далер серебром, их рыночный курс стремительно падал. Так, если во второй половине 1716 года «далеры Гёрца» принимали по цене на 4—8 % ниже номинальной, то во второй половине 1718 года за них давали от 20 до 80 % указанной стоимости. Увеличение денежной массы также повлекло за собой инфляцию и резкое подорожание продуктов первой необходимости.

Барон Герц не ограничивал эмиссию и не заботился о качестве монет, которое уступало техническим возможностям того времени. Более того, он осуществил это мероприятие от имени администрации, которая практически полностью лишилась финансового доверия своего населения, и усугубил ошибку, допустив широкое распространение слухов о том, что в будущем сборщики налогов откажутся принимать эти монеты в качестве законного платежного средства. Иными словами, он нарушил все пункты кодекса руководителя центрального банка.

Все понимали, что эти мелкие медяки никогда серебряными не станут. И казна, после кратковременного облегчения, снова опустела. Всё более зрела ненависть к барону и его политике.

И как только Карл XII погиб во время осады крепости Фредрикстен в Норвегии, руководитель Центрбанка почти сразу же был взят под стражу. Барон оправдывался тем, что верно исполнял приказы короля и ни в чем не виноват. По всеобщему признанию, в ответ на обвинение в «подрыве общественного доверия воображаемым деньгам» он произнес превосходную и четкую оправдательную речь, которую он сам составил, получив отказ в адвокате. Но этого оказалось недостаточно.

В результате 3 марта 1719 года он стал первым в истории обезглавленным руководителем Центробанка. Его имущество было конфисковано.

Правда, в 1724 году барон был посмертно реабилитирован на том основании, что действовал не самостоятельно, а выполнял приказы короля, конфискованное по решению суда имущество было возвращено наследникам. Но ему от этого, разумеется, сильно полегчало.

А что же монеты? После окончания Северной войны их курс понизили наполовину. Народ понял, что платить за них серебро казна не будет и нотдалеры практически полностью обесценились. Государство выкупало эти монеты с незначительной компенсацией.



Такая вот поучительная история потерявшего берега банкира. Прецедент, который так любит наглосаксонское право.

Давненько что-то банкирам с тех славных времен бошки не рубили. Ну ничего, это поправимо. Ибо по мере углубления в Эпоху Песца все больше народа будет жаждать воспользоваться опытом 300-летнего прошлого..

Задумчиво. Отмечу-ка я столь славный юбилей бокалом красного вина..


  • 1
Казалось бы, минуло чуть больше полувека с момента Медных бунтов в дикой Московии.

  • 1